?

Log in

No account? Create an account
 
 
19 December 2008 @ 04:05 pm
АРГОНАВТ И ЕГО РАКОВИНА  

Путешествия - моя тема в практическом и в теоретическом плане.
Полгода в этом году вёл рубрику "Вояж" в киевском журнале "XXL".
Попробую выложить по порядку.


АРГОНАВТ
И ЕГО РАКОВИНА


Капитаны дальнего плавания – ярчайший пример использования мужского начала для нужд цивилизации, но также и искажения, в итоге, его естества под воздействием норм этой самой цивилизации. Что заканчивается печально: износ и выход в тираж.
Если, конечно, они до этого доживают.


The real hero

Мой старый товарищ, капитан дальнего плавания N.N. после раннего, как и полагается мореходам, выхода на пенсию невероятно изменился. Несмотря на более чем приличный пансион и солидную «отпускную» должность (координирование маленького флота одного института, причём не отходя от компьютера в роскошном кабинете), а главное – гарантирующие благополучное долголетие банковские вклады, он стремительно сдал, потускнел и словно даже уменьшился ростом.

В чиновнике с кротким взглядом трудно было узнать брутального шутника и свирепого руководителя, умевшего покрыть армагеддонским международным матом не только портовые власти в любой стране, но даже неучтивого вице-мэра в городе своей морской приписки. Я уже не говорю о полуторацентнерном кархародоне (большая белая акула-людоед), которого он он на моих глазах вытащил на блесну в экспедиции на траулере «Комета Лоренца». Теперь он напоминал скорее податливого беззащитного моллюска – типа мидии или устрицы – вынутого из своих створок... Вскоре его не стало.

Нет, не австралийские рифы и не карибские саргассы, не арктические шторма и не сомалийские пираты – самое страшное для настоящего капитана. Все эти прикольные штуки в сумме тоже укорачивают жизнь. Но в каждом конкретном случае они – лишь повод для мобилизации, изысканного сквернословия и, постфактум, рюмочки-другой дорогого коньяка.

Нет ничего убийственнее пенсии.

Зоософия смерти

Представим себе редкостного осьминога в известковой раковине, наследника вымерших аммонитов с символичным именем аргонавт. (Есть ещё похожие на них наутилусы, но у этих перебор с ассоциациями – тут вам и субмарина капитана Немо, и культовая рок-группа.) При попытке отделить мягкое тело аргонавта от сросшейся с ним спиральной ракушки моллюск неизбежно погибает. Капитан без судна – это душа без телесной оболочки, это нонсенс. Жертва избыточной ампутации, «травмы, несовместимой с жизнью».

Только вообразите себе, что вам беспрекословно подчиняется, составляя с вами единое целое, великолепная, в несколько десятков или даже сотен метров длиной, плавучая раковина... А экипаж судна – просто система органов, обеспечивающих слаженную жизнедеятельность вашего единого целого. Это наслаждение невозможно ничем подменить. Вот почему капитаны уходят с тонущего судна последними, – если вообще уходят. Есть масса примеров (вплоть до «Титаника» или американских авианосцев времён Второй Мировой), что чем крупнее терпящее крушение судно, тем вернее его капитан не найдёт в себе сил покинуть командную рубку, и погрузится с вместе ним навсегда в морские пучины.

Большие Шары

Всё это, конечно, лирика. Однако несомненно, что капитан дальнего плавания – не просто опасная профессия, но и особая категория людей. Отбор очевиден: скажем, в ходе учёбы в Керченском Морском Технологическом университете на морском факультете – 50% и более отсева. По сути, готовится штучный человеческий продукт. (Кстати, отечественные морские дипломы традиционно имеют широчайшее признание за рубежом.)

По убеждению другого моего давнего друга – опытного морского волка, руководителя научных отрядов некогда в советских, а ныне в украинских индоокеанских и антарктических экспедициях (это называется «помкапитана по науке») Николая Кухарева, капитан должен иметь аномально мощные тестикулы. Они вбрасывают в кровь больше тестостерона, что предопределяет его активную деятельность, решительность, доминантность и т.п. Формируются наиболее мужские свойства характера: уверенность в себе, высокая самооценка, самодисциплина, способность командовать людьми и умение подчинять их себе, умение брать на себя ответственность, привычка постоянно и быстро анализировать ситуацию... Но с ними и отрицательные черты: несамокритичность, нежелание прислушиваться к чужому мнению, отсюда нередко – самодурство.

Вне Зоны

Исследования Института гигиены водного транспорта в Одессе давным-давно показали – после нескольких месяцев рейса моряк выпадает из социума. Неоднократная изоляция в крошечном морском коллективе – и происходит некая «маринизация» психики («оморячивание»), аналогично «призонизации» («отюремливание», от prison – тюрьма). Лидерам это грозит вдвойне. Авторитеты на свободе уже не могут жить иначе, чем по законам зоны. Капитаны на суше – это трагикомедия...

Так что причины их «пенсионной» смертности – резкое снятие привычной психоэмоциональной нагрузки, невостребованность эксклюзивных навыков и умений, неспособность жить в условиях, когда никто не подчиняется и всё вообще не так, как должно быть.

Гендерное

Среди капитанов крайне мало женщин. В следующем году будем праздновать всего лишь столетие со дня рождения первой в истории женщины-капитана дальнего плавания Анны Щетининой. Так что женские пиратские корабли, известные нам из кинематографа, возглавляли, очевидно, всё-таки мужчины.

Вечный экстрим

Итак, капитан – заведомо уникальный образчик Homo sapiens. Он работает в условиях абсолютного единоначалия. Он – единственный на корабле полномочный представитель своего государства (судно – часть территории страны, чей флаг оно носит). Полная ответственность за судно, за людей. Жизнь в изолированных условиях, абсолютно не сходных с сухопутными (тебя полностью обслуживают).

Работа в условиях постоянного жёсткого стресса. Необходимость принимать ответственные решения без чьего-либо совета и поддержки, в ограниченных временных рамках, зачастую в условиях, опасных для судна и людей. В период швартовок и манёвра в плохую погоду, расхождений с судами в море, ухода от шторма и борьбы с ним капитан на самом деле находится постоянно в предынфарктном состоянии. Всё это – в условиях малоподвижного образа жизни, усиленного питания, доступа к алкоголю, условной семьи... Что делает без него жена на берегу 3-4 месяца?

И что делать с ней те же 3-4 месяца после рейса?..
____
 
 
 
f_e_nixf_e_nix on December 19th, 2008 04:41 pm (UTC)
Да, про жену - это сильно. Может, потому такие крепкие семьи? Пока окончательно не списываются.
Игорь СИД, куратор Крымского клуба: серафимigor_sid on December 20th, 2008 01:02 pm (UTC)

У всех по-разному...

Моряки списываются,
писатели исписываются ((
f_e_nixf_e_nix on December 20th, 2008 02:02 pm (UTC)
Э, всё не так страшно. Надо им просто ролями поменяться. И жёнами :).
Танда Третьей планеты: vilkalugovskaya on December 19th, 2008 11:39 pm (UTC)
Падали стремительным домкратом...
> Так что женские пиратские корабли, известные нам из кинематографа, возглавляли, очевидно, всё-таки мужчины

Если известно только из кинематографа, то тогда да, конечно, какая разница, как ленту снимать. Но если не полениться и посмотреть, как оно было в истории, то всплывают имена:
- Жанны де Бельвиль-Клисон (три корабля, одним командовала она, другими - её сыновья)
- Грейн О'Мели (капитан корабля)
- леди Килигру-старшей (она же матушка Киллигрью)
- и её невестки леди Элизабет Киллигру (Киллигрью) (обе командовали кораблями)
- леди Грейс Барки (а она вообще пиратской флотилией)
- Мэри Энн Блайд (командовала кораблём во флотилии Тичча)
- Сяо Чэн И (командир пиратского флота - до 800 судов)
- Мадам Вонг (командир пиратского флота - 150 быстроходных катеров, треть которых была вооружена скорострельными пушками)...

Но это всё, конечно, мелочи по сравнению с идеей тестикул...
Игорь СИД, куратор Крымского клуба: Под флагом Великого островаigor_sid on December 20th, 2008 11:31 am (UTC)
Re:

Снимаю шляпу перед адмиральшей ЧГК! ))

А про тестикулы - все претензии к Н.Н.Кухареву )
Танда Третьей планетыlugovskaya on December 21st, 2008 05:12 am (UTC)
:)))))